kiczune: (Default)
Ну вот, все таки надо заканчивать эту невеселую местами историю. Послевоенный период такой трешовый, что долго собиралась сесть и дописать. Война по сравнению с этим периодом воспринимается как праздник. Но из песни слов не выкинешь, и так война прошла настало лето, спасибо сухорукому рябому карлику за это...

В Одессе война уже раньше закончилась и началась жизнь без войны. Народ что проскочил в эвакуацию медленно возвращался к родному дому. Кто пережил оккупацию после приступов радости при виде наших солдат потихоньку начали трезветь на допросах у смершевцев. Все дело в том что все в городе при румынах и немцах работало как часы.. Школы,( да школы!!! их румыны многие восстановили, после того как доблестная красная армия их взорвала) вузы, детские садики, порт, конторы, невзорванные и не вывезенные артели, появились кафе и рестораны, румыны восстановили некоторые церкви, в общем жизнь не застыла и люди имели возможность заработать себе на кусок хлеба и имели где этот кусок купить. Новый бургомистр румын, когда выступал на ступенях старой биржи на Приморском бульваре, напротив памятника Пушкину, сказал собравшимся, что помочь им ,чем то и накормить не может, потому что нечем... Но! можно делать что угодно в плане любого бизнеса и на 4 года все освобождены от налогов... И уже в голодном городе, где наши войска отступая даже мелкую живность перебили по дворам,не считая большую и всех лошадей, уже через несколько месяцев после тяжелой и голодной зимы Привоз ломился от продуктов. Играла музыка в кафешках , пахло выпечкой и кофе!!!и по тому же Приморскому бульвару прогуливались напомаженные румынские офицеры со своими женами в каких то сложных буклях на голове. Город жил почти мирной жизнью и большинство людей были заняты важным - собственным выживанием и обеспечением собственных детей. В общем кому угодно можно было приписать пособничество или сотрудничество с врагом.

И приписывали... народ в товарных вагонах отправляли на север пачками, расстрелы, доносы, облавы...Город ощетинился. Огромное количество оружия от войны что осело и растворилось среди населения просто так не висело на стене а работало. С ним грабили, с ним прятались в катакомбах от смершевцев и энкэведистов, с ним же сидели в особо опасных на тот момент районах как Молдованка, Слободка, Пересыпь и Лиманчик... По ночам черные воронки что рассекали по центру и Фонтану в эти районы не совались ибо там по ночам пропадали целые машины с автоматчиками и чекистами. Днем туда отправлялись целые подразделения и сгребали всех. кто не успел удрать.Сравнительно в безопасности себя могли считать только евреи, что чудом выжили прячась и скрываясь в глубоких схронах, ну не было у властей повода и их прижать к ногтю за пособничество, только их осталось очень мало, всех кто не смог сбежать до оккупации расстреляли или увезли в концлагеря. На месте исчезающих одесситов появлялись совершенно другие люди, с северо- востока, чужие и неприветливые.

Моя семья что отсиделась в Батуми по возвращению нашли в своих комнатах чужую посуду и постельное белье со штампами вермахта. Среди белья и книг были там и сям засунуты шоколадки и детские раскладные книжечки с красивыми картинками. По словам еще не расстрелянных соседей что пережили оккупацию в нашем жилье жил немецкий офицер. Видя детскую одежду и игрушки моей бабушки, он решил оставить маленькие подарки. И то белье что испортилось или пропало заменил своим. То же с посудой. По словам соседок - нереальный красавец и душка, за внимание которого дралось все женское население дома, даже одна сестра отравила другую... В общем люди они всегда просто люди.

Венину семью расстреляли всю румыны, спаслась только маленькая Розалия, ее сестра нашей соседки Таисии, Иванна, что жила в доме на против забрала к себе и так как хорошо знала немецкий и работала в комендатуре переводчицей справила ей документы как своей племяннице. Вениамин тоже вернулся из какого то госпиталя где то за Уралом. Ног у него не было и левая рука у него была покалеченная и почти не гнулась. Но то что он выжил он считал чудом, те кто получили ранения позже его при отходе красной армии были просто пристрелены. Иванну забрали в нквд и дали не то 20 лет не то 25. Жалкие потуги Вениамина ее спасти ни к чему не привели. Письма написанные его правой рукой левши на имя сталина и прочего бомонда очевидно выкидывались в мусор.

Алекс прибыл с далекой Чехии вместе с хлынувшими от туда составами мебели, утвари, одежды и прочего добра награбленного в освобожденных от нацистов европейских стран нашими офицерами. Фору всем давали энкаведисты и смершевцы. Город просто захлестнула волна удобной и красивой мебели, репродукций Франца Зацки с гламурными барышнями в вуалях и цветах, шелкового белья и красивой одежды. Сашка ничего не привез, вообще ничего, звеня медалями и рассказывая смешные истории что происходили с ним или его друзьями отшучиваясь от глупых вопросов- почему без трофеев приперся? Продемонстрировав свою жилетку и угостив из нее приближенных каким то коллекционным вином из Франции он замял эту тему.

Оказалось что Роза не просто красивая маленькая девочка, что осталась круглой сиротой, но и умная и талантливая ученица. За время жизни у Иванны она в классе стала первой и начав читать все подряд уже остановиться не могла. Обладая еще и сильным характерам и лидерскими способностями только она строила своего старшего братца и хоть как то удерживала его от алкоголизма. Что Сашка, что Веня по вечерам обыкновенно напивались в дугу. В южный город с госпиталей хлынуло огромное количество покалеченных бойцов, без рук, без ног эта публика заполонила все улицы и переулки. Они чистили обувь, что то продавали, играли на баянах или губных гармошках или просто просили милостыню. Их сразу взяла в оборот бандитская братва, ковыляя на тележках на уровне земли они становились наводчиками, стремными и так далее.

Это спустя много лет пропаганда будет тупо твердить о ветеранах, дедах что воевали и гордиться подвигами, после войны до них никому не было дела, об них власть вытирала ноги и ничем не помогала. Венька знакомился с таким же калеками как он, что были бездомны и зависели от жуликов что давали им трофейный и контрабандный товар не продажу, приглашал их к себе в подвальчик перекантоваться. Веня немного чинил обувь, немного чем то приторговывал, сдавал за гроши инвалидам свой подвал и все что получалось отдавал, изымая на курево и выпивку, Розалии. Она училась в школе, на курсах медсестер, бегала на танцы... в общем старалась как могла выбраться из того болота куда медленно скатывался ее брат.
Алекс после работы в механических мастерских депо приходил в подвальчик Вени и вместе со всей компашкой напивался дешевым портвейном. Его родители и сестра сначала уговаривали идти учится. потом угрожали и запугивали, но ничего не помогало. После принятого в теплой компании покалеченных героев войны он приходил и долго философствовал о тленности мира и о бесполезности образования в этой стране и вообще в ней существовании. Рассказывая как живут даже самые бедные люди за западными границами , и что теперь будет и с ними после этой дурацкой войны,когда они попадут в эту же мясорубку что и они, он бил какую нибудь тарелку и заваливался спать. Его мама после таких излияний собирала осколки и долго плакала. Вся семья видела что происходит вокруг и конечно же понимала что такие речи до добра не доведут и его же собутыльники его сдадут и пострадают все.

Как то во время очередного скандала его любимая племянница схватила нож и приставив к его горлу спокойно сказала. что если бабушка еще раз после слез упадет в обморок или вообще будет из за него рыдать она его зарежет ночью, когда он будет спать. перережет сонную артерию вот тут где бьется пульс. Алекс просто встал, оделся и ушел. Он больше никогда не заходил к себе домой, кроме одного раза когда пришел забрать свои документы. Он поселился у Вениамина.

Город менялся на глазах. Понаехавшие чужаки неохотно как то вписывались в окружающую среду. Пленные немцы восстанавливали разрушенные и поврежденные здания и строили новые на фонтане. По городу толпами носились энкаведешники и всякие стражи порядка. Ночью там же носились банды. По городу ползли слухи о людоедстве и всяких кошмарах. Люди просто исчезали.Дома одесситов наполнялись яркими вещами из европы, трофейные репродукции обрамлялись рамками и стеклом, моряки привозили итальянские коврики из яркого плюша с узорами, тарантеллой и похищением из гарема. Но страх не растворялся в этих ярких пятнах он сковал души и сердца. Когда в несколько ночей и несколько дней с улиц и подвалов исчезли все покалеченные ветераны все опасливо шушукались и боялись открыто об этом говорить. Все помнили что пол города уже отправились на север в товарных вагонах и пополнять статистику исчезнувших в никуда не хотели. Весь город знал что их как бродячих собак переловили и свезли на Товарную где загрузили в эти теплушки и отправили подальше от города, чтобы своими увечными телами и тусклыми медальками не позорили общество коммунистов победивших фашизм. Так и увезли их на край света, не многие туда доехали, их закапывали в общих могилах вырытых прямо возле железнодорожного полотна по пути следования.

В эту же облаву попал и Веня и все его квартиранты. Сашка пил несколько дней а потом пришел забрать документы , сказал что он этого так не оставит и исчез... исчез навсегда. Нашел он Вениамина или нет на этом легендарном острове Валаам, где по слухам и жили выжившие инвалиды, про то никто не знает. Его мама пыталась ходить по гадалкам и цыганкам , но ничего путного из этого не получилось. Муж его сестры что имел ордена за несколько войн и хорошие связи тоже ничего не выяснил, кроме того что сильно интересоваться всей этой историей не стоит... можно тоже исчезнуть. Розалия выросла и живя у сестры Иванны - Таисии , наивной женщины что витала в облаках и рисовала красивых котиков и цветочки с птичками на черной ткани натянутой на картон и дарила за тарелку супа что давали ей соседи, таки дождалась свою спасительницу из гулага, ее реабилитировали.

Поступить на медицинский , куда она очень хотела, ей не удалось. Шестой пункт и определенный процент евреев что туда брали ей было не преодолеть. Две старые девы научили ее всему что знали и умели сами, языкам, музыке , искусству. Работая медсестрой в очень неплохой больнице влюбилась в молодого и очень перспективного хирурга, из очень хорошей семьи, счастливое замужество , двое сыновей.... Думаю не надо говорить как она их назвала. Как только приоткрылась калитка в железном занавесе и евреям разрешили от сюда удирать, она вывезла свою семью, семью мужа и уже очень больную и старую Иванну вместе с Таисией. Через Вену, потом какой то кебуц в Израиле она таки добралась до США. Там очень быстро влившись в свободу и имея особый предпринимательский талант она открыла сеть аптек, очень успешных. Дав сыновьям блестящее медицинское образование - она осуществила свою мечту. Ее сыновья сейчас не просто блестящие фармацевты, а компаньоны в серьезной фармацевтической фирме. Вот такие теперь Вениамин и Алекс...

Profile

kiczune: (Default)
kiczune

December 2016

S M T W T F S
    123
456789 10
111213141516 17
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios